ser_serg (ser_serg) wrote in frontistesdiary,
ser_serg
ser_serg
frontistesdiary

Category:

Новости хлестаковщины


Резкое высказывание, взятое нами в качестве эпиграфа, из "Заметок на полях 2-й части "Опытов в стихах и прозе К.Н. Батюшкова"" (изложение см. здесь), было реакцией Пушкина на путаницу топонимов Колхида и Халкида в первых строках стихотворения Батюшкова "Гезиод и Омир - соперники" (вольный перевод элегии Ш. Мильвуа "Combat d'Homère et d'Hésiode"):

"Народы, как волны, в Колхиду текли,
     Народы счастливой Эллады!"

Сами "Заметки" Л.Н. Майков датировал промежутком между перв. пол. 1826  и 1828-м гг. (см.: Майков Л.Н. Пушкин о Батюшкове // Майков Л.Н. Пушкин: Биографические материалы и историко-литературные очерки. СПб., 1899. С. 291). Собственно принадлежавший Пушкину двухтомник "Опытов" к моменту составления Б.Л. Модзалевским капитального труда - описи "Библиотека А.С. Пушкина" (Пушкин и его современники. Вып. IX-X. СПб., 1910; отд. публ. СПб., 1910) находился во владении А.А. Пушкина (см. Модзалевский Б.Л. Библиотека... С. XVIII).

Интересно и то обстоятельство, что, хотя уже при жизни Пушкина - в издании 1834-го года (как и в издании 2-го тома Сочинений К. Батюшкова в 1850-м году ("...в Халкиду текли")) - досадная ошибка была исправлена ("...в Халкиду текли"), но через пятьдесят лет после смерти Пушкина в пятом издании (однотомном) сочинений К. Батюшкова (1887) пропечатана "Колхида" (об истории изданий см. Примечания. С. 259)...

Теперь - по делу.
Речь пойдет о свежайшей интернет-публикации Евгении Дмитриевой "О чем нас предупреждает Александр Сергеевич Пушкин" (с интригующим подзаголовком "Комментарий к стихотворению «Песнь о вещем Олеге»…"). Постараемся внимательно её прочитать и разобраться с её "исторической" ценностью. Ведь, в конце-то концов, не для собственного же увеселения Евг. Дмитриева этот материал разместила в сети.


По большому счету, ошибка в дате принятия Пушкина в масонскую ложу "Овидий": "В это время в Кишиневе полулегально действовала масонская ложа «Овидий». 6 мая 1821 года А.С.Пушкина приняли в эту ложу" - вещь вполне себе незначительная (сам А. Пушкин в дневниковой записи приводит другую дату: "4 мая был я принят в масоны") и может легко быть объяснена простой опечаткой или невнимательностью. А вот дальше у автора статьи начинаются более серьезные "оплошности".

Зачем было столь загадочно-зловещим образом обставлять датировку создания "Песни о вещем Олеге": "Все масонские ложи были запрещены Государевым рескриптом от 1 августа 1822 года. Вот в этом промежутке, между первым запрещением масонской ложи «Овидий» и рескриптом от 1 августа 1822 года, и появилась «Песнь о вещем Олеге»"?. Последнее собрание членов масонской ложи "Овидий" происходит в середине ноября 1821-го года (Летопись жизни и творчества А. С. Пушкина. В 4 тт. 1999. Т. 1. С. 263). Именной указ имп. Александра I действительно датируется 1-м августа 1822 года (в "Полном собрании законов Российской империи с 1649 года" он значится под № 29.151 и опубликован - в 1830-м году - в XXXVIII томе: с. 579-580). Перебеленный вариант "Песни о вещем Олеге" имеет точную, четко читаемую в рукописи, датировку: 1 марта 1822 г. (см.: ПД 832 (Вторая Кишиневская тетрадь) л. 4-6об):


Зачем, кроме этого, было насильно привязывать к созданию этого произведения написание стихотворения "К Овидию": "И почти в это же время из глубин языческой Руси является могучий образ вещего Олега"? (Варианты "К Овидию" имеют не одну, а две даты: "26 декабря 1821 года" и косвенно устанавливаемый промежуток - апрель-июнь 1822. См. Летопись... Т. 1. С. 268, 281).

Дальше - еще "круче": "Если бы не это хрестоматийное стихотворение А.С.Пушкина, изучавшееся многими поколениями учеников по программе литературы в пятом классе, мы и не знали бы ничего про каких-то хазар, потому что о них в учебниках истории было написано ровно две строчки: «Он [Святослав] разгромил Хазарский каганат и подчинил племена ясов (осетин) и касогов (черкесов) на Северном Кавказе и в Прикубанье»[1]. Все. А что же такое Хазарский каганат? Об этом ни слова. «Хазарская тема» у советских историков была под негласным запретом...". Очень, конечно же, ярко сказано! Но, кроме яркости, есть и постепенно нагнетаемое автором напряжение - хорошо узнаваемое "от нас скрывают правду!", напоминающее строки из "Мастера и Маргариты": "Не успел он это подумать, как воздух  перед  ним  сгустился  совершенно явственно и из воздуха соткался застойный и  прозрачный  тип  вида  довольно странного". Евг. Дмитриева на пустом месте сделала проблему: о таинственном умолчании про судьбу хазарского каганата у советских историков. Почему же, спросит доверившийся Евг. Дмитриевой читатель, на пустом месте? Потому, ответим мы, что, если повнимательнее посмотреть, то выяснится совсем даже обратное тому, что утверждает Евг. Дмитриева.

Для начала разберемся с приводимой из "Учебного пособия" П.П. Епифанова / И.А. Федосова цитатой в две строчки. Оговоримся сразу - мы используем не указанное издание 1963-го года, а чуть более позднее - 1965-го. В нем на всё той же, указанной автором 29-й странице, в общем контексте повествования о походах Святослава встречаем нужный текст:


Хорошо, но почему же автор утверждает, что о самом Хазарском каганате в пособии больше ничего не сказано? А если вернуться на несколько страниц назад и внимательно прочитать:


Конечно, может быть в издании 1963-го года, на которое ссылается Евг. Дмитриева, и не было только что приведенного нами текста (с. 23). Хотя, признаться, поверить в это довольно-таки сложно. С другой стороны, соглашусь: сказано совсем немного, но - сказано. Авторы пособия вряд ли ставили себе задачей подробнейший рассказ обо всех соседях восточных славян. Тем более, что такая задача ранее уже была решена и желающие могли без особого труда значительно расширить свой кругозор по данному вопросу. Правда об этом Евг. Дмитриева либо совсем не знает, либо по каким-то причинам стесняется рассказать своим доверчивым читателям...

Речь идет, в частности, об одном из самых первых советских "институтских" учебников: весьма авторитетном на протяжении долгих лет издании "История СССР" под ред. В.И. Лебедева, Б.Д. Грекова и С.В. Бахрушина (Т. 1. М., 1939),


в котором хазарскому каганату посвящено в общем-то достаточное число страниц: с 58-й по 62-ю. Напомню, что данный учебник вышел в свет еще в 1939 году и остается до настоящего времени доступным для студентов практически во всех институтских фундаментальных библиотеках.

Кроме этого, в первом издании Большой советской энциклопедии хазарам также было уделено соответствующее, хотя и небольшое, место - том 59 (М., 1935) стлб. 380-381. В капитальном многотомнике "Очерки истории СССР" (9 томов крупного формата) Хазарскому каганату посвящен большой раздел (как раз - по материалам упоминавшегося в тексте Евг. Дмитриевой М.И. Артамонова) второго тома (М., 1958. с. 697-725). Сор специальной оговоркой - о "досоветскости" - укажем и доступную в советское время энциклопедическую статью "Хозары" из Энциклопедического словаря Брокгауза-Ефрона (т. XXXVIIa, СПб., 1903. С. 484-485). С учетом хотя бы этих данных говорить о том, что в советское время существовал какой-то "заговор молчания" на тему Хазарского каганата просто несерьезно.

Дальше Евг. Дмитриева начинает просто засорять мозги своим все еще доверяющим ей читателям: "Удивляет также то обстоятельство, что и в дореволюционных популярных исследованиях об истории Древней Руси либо вовсе нет упоминания о хазарах[2], либо упомянуто вскользь[3], либо дана искаженная оценка: «Хазарское иго не было тяжелым для славян»[4]. Тогда зачем нужны были походы Олега, подвиг Святослава? Об этом историки молчат. Да и у самого Н.М.Карамзина о разгроме Хазарского каганата упоминается походя, а ведь это событие изменило ход русской истории: «Древняя Русь перехватила гегемонию у Хазарского каганата в X веке. Следовательно, до X века гегемония принадлежала хазарам»[5]". Почему же надо было давать ссылку на современное (1990) издание "Исторических портретов" В.О. Ключевского (ссылка [2] в тексте Евг. Дмитриевой) и просто-напросто пропустить его известный еще с дореволюционных времен "Курс русской истории"? Как такую оплошность можно было допустить образованному человеку? Или Евг. Дмитриева имеет только очень среднее образование и про неоднократно издававшийся "Курс" В.О. Ключевского, в котором хазарам уделено достаточно внимания (лекции 8, 9, 10), вообще ничего не знает? Далее - зачем надо было представлять "участником заговора молчания" Н.М. Карамзина (со ссылкой к тому же не на саму "Историю" Н.М. Карамзина, а на работу Л.Н. Гумилева - ссылка [5] в тексте Евг. Дмитриевой)? Любой желающий может открыть любое издание (хоть самое первое - 1818-го года) первого тома и найти там нужные сведения о козарах (хазарах).

(Раздел о хазарах по первому изданию занимает страницы с 45-й по 49. Остальные упоминания о хазарах в современных, к примеру, изданиях, вполне можно отследить по указателю)

Однако, Евг. Дмитриевой, вместо того, чтобы самостоятельно проверить выплескиваемые ею в Интернет сведения, показалось достаточным лишь ограничиться произнесенной "с умным видом" фразой "Об этом историки молчат". Вот так и отрезано: "историки молчат..." Зато, похоже, некоторые не особо разбирающиеся в исторической науке молчать и не собираются...

Не менее забавна и конспирологическая натяжка про колено Дана: "И на королевском гербе Великобритании присутствуют те символы, которые олицетворяют Дана: лев, конь и змей и надпись внизу: «Никто не причинит мне зла безнаказанно»". Проверим? Указанная надпись, звучащая на латыни как "Nemo me impune lacessit" к королевскому гербу всей Великобритании отношения не имеет. Этот девиз относится к шотландскому гербу (см. важные разъяснения по использованию этого девиза на территории Шотландии) и связан не со змеей (которой на гербе просто нет), а с орденом Чертополоха. Далее, раз "змея" уже пропала, остаются еще два "гербовых" персонажа - "конь и лев". Про льва, конечно, ничего плохого сказать нельзя: лев как лев, а вот с конём получается некоторая неувязочка, которая, разумеется, сразу же исчезнет, если только тем самым конём посчитать геральдического единорога. Нам, правда, почему-то кажется, что и конь и единорог от такого отождествления не будут в восторге.

Вольные переложения некоторых положений из работ Л.Н. Гумилева и все остальные рассуждения Евг. Дмитриевой мы опустим. Остановимся лишь на сделанном ею финальном выводе: "А.С.Пушкин ведал уже в 1822 году, в какой духовной слепоте, в каком умственном разброде находилось русское общество, прельщенное «просвещением», ослепленное славою минувших побед (1812 год) и возомнившее себя настолько правым, что утратило потребность в «незримом хранителе». «Песнь о вещем Олеге» - это предсказание нашей трагедии в 1917 году и обвала в 1991 году - двух хазарских переворотов... Он сказал нам в 1822 году, что, когда мы забываем о Главном, тогда нас и жалят хазарские змеи". Так вот оно, оказывается, что: Пушкин-то не просто ай да сукин сын был, а яркий такой, можно сказать, представитель антисионистского комитета [дореволюционной российской] общественности! А сегодня, наконец-то, неутомимым пихателем копья в пасть хазарского змея "филологом-русистом" Евг. Дмитриевой эта злокозненно скрывавшаяся ото всех нас тайна открыта миру!

Судя по результатам нашего краткого обзора, материал Евг. Дмитриевой не имеет ровным счетом никакого отношения ни к творчеству А.С. Пушкина, ни к отечественной истории, ни к патриотизму, а является, как бы это банально ни звучало, очередной малограмотной инвективой, имеющей ярко выраженный конспирологически-националистический характер.

P.S. Кстати сказать, Пушкина уже пытались использовать в качестве защитника националистических интересов - приписыванием его перу нескольких строф, якобы исключавшихся советской цензурой из "Руслана и Людмилы". Теперь, вот, и до "Вещего Олега" очередь дошла...
Tags: Пушкин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments